«Американец » Федор Толстой: воин, дуэлянт и игрок

Прозванный Американцем Федор Иванович Толстой прославился как один из самых незаурядных людей своего времени. Его личность привлекала к себе внимание современников. Не случайно персонажи, похожие на Американца, встречается в творчестве Пушкина, Грибоедова, Тургенева и многих других знаменитых писателей.

Федор Толстой

«Дуэлянт, путешественник славный, прекрасный карточный игрок, скорее шулер. Человек, ставящий риск выше собственной жизни…». Так охарактеризовал Федора Толстого герой Отечественной войны 1812 года и покоритель Кавказа, легендарный генерал Ермолов.

Приключения юного кадета

В юности Федор Толстой учился в Санкт-Петербурге в Морском кадетском корпусе. Именно там он блестяще освоил фехтование и стрельбу, прослыв впоследствии опасным дуэлянтом. Помимо владения оружием, юноша уже тогда славился ловкостью в карточных играх. Эта известность пришла к Толстому лет в 17 лет, когда он поступил на службу в гвардейский Преображенский полк.

В 1803 году один из карточных партнеров обвинил Федора в жульничестве во время игры по-крупному. В офицерской среде такое обвинение было чревато неизбежной дуэлью, за которую полагалось разжалование в солдаты.

Во избежание наказания Федор пошел на подлог. Представившись именем своего двоюродного брата, Толстой вместо него отправился в экспедицию под началом И. Ф. Крузенштерна. Морякам предстояло совершить первое в истории кругосветное путешествие под российским флагом.

Летом корабли отплыли из Кронштадта, затем обогнули мыс Горн, побывали на Гавайях и оттуда направились в северную часть Тихого океана. В южных морях Толстому сделали множество татуировок, которые стали предметом его гордости. Других причин для гордости у него не было.

От Крузенштерна он исправно зарабатывал только взыскания за азартные игры и пьянство. Одной из наиболее вопиющих выходок Федора стало надругательство над корабельным попом. Напоив того до мертвецкого состояния, Толстой сургучом приклеил его бороду к доскам на палубе и поставил на нее казенную печать. Придя в сознание, несчастный не мог освободиться. Запуганному запретом ломать печать священнику, чтобы выйти из этого казусного положения, попу пришлось остричь большую часть бороды.
«Американец»

В море, на «Надежде», одном из двух кораблей, отправившихся в поход, Толстой, не имеющий к экспедиции никакого отношения, целыми днями скучал и слонялся по палубе, предлагая встречным метнуть банк. В одном из портов он приобрел самку орангутанга, которую наряжал то в моряка, то в офицера, чем вызывал безудержный хохот команды и хаос.

Терпение Крузенштерна иссякло после новой хулиганской выходки графа. Толстой проник в капитанскую каюту, прихватив с собой любимца команды – орангутанга.

Положив чистый лист на тетрадь с записями Крузенштерна, он начал учить обезьяну ставить на бумаге кляксы, а потом покинул каюту.

Оставшись один, орангутанг заляпал капитанские тетради, повторив действия своего наставника.

Федор Толстой был при первой же возможности высажен на берег. Это произошло на Алеутских островах. Отсюда впоследствии и пошло прозвище – Американец. На острове Федор не пропал, быстро добившись расположения вождя местного племени тлинкит. А после многих месяцев вынужденной ссылки он возвратился в Россию на попутном торговом судне.

Военная карьера

В Петербурге прежние грехи Федора Толстого простили, а вскоре дали новое назначение – на русско-шведскую войну. Это была его родная стихия. Толстой не раз побывал в боях, включая сражение под Иденсальми, и неоднократно в них отличился. Например, он возглавлял разведывательный отряд, благодаря успешным действиям которого корпус генерала Барклая-де-Толли, не понеся потерь, по льду пересек Ботнический залив и овладел городом Умео.

При таких обстоятельствах любого другого ждала бы успешная военная карьера, но, как и в юности, все надежды были перечеркнуты дуэлью. Поводом к поединку снова стали карты.

Молодой прапорщик Нарышкин обвинил Толстого в шулерстве, и это обвинение стоило ему жизни. А для командования не оставалось иного выхода, кроме как уволить дуэлянта из армии.

После нескольких месяцев, проведенных в Выборге на гауптвахте, Толстой уехал в Москву, но не прошло и года, как он вновь попал на войну. Шел 1811 год, и до вторжения Наполеона в Россию оставалось совсем немного.

Даже не будучи военным, Федор все равно нашел возможность пойти на войну – на этот раз в составе ополчения.

Он был тяжело ранен на Бородинском поле, где во время сражения тоже успел отличиться, и за это удостоился ордена Святого Георгия 4-й степени. Вместе с высокой боевой наградой Толстой получил реабилитацию, а также чин полковника, но после войны оставаться на службе не пожелал.

«Только дураки играют на счастье»

В Москве Федор Толстой стал постоянным посетителем игорных заведений. Многие знаменательные события в его жизни того периода прямо или косвенно были связаны с карточным столом. Надо сказать, Толстой сам признавал, что далеко не всегда вел игру честными способами.

По свидетельствам современников, он не любил испытывать судьбу, а потому прибегал к шулерским приемам, чтобы выигрывать с гарантией, поскольку, как сам же не раз заявлял, «только дураки играют на счастье».

С такой жизненной философией деньги за карточным столом при его-то ловкости Толстой обычно выигрывал легко и помногу. Тратил выигранное он с не меньшей легкостью, и в основном на светские развлечения.

В эти же годы Толстой имел еще один шанс влипнуть в историю, точнее, наследить в ней. 8 сентября 1826 года, едва вернувшись в Москву, вызов на дуэль ему послал не кто-нибудь, а сам А. С. Пушкин. Поэт долго и упорно перед этим тренировался в стрельбе. Одному богу известно, чем бы завершился поединок, но в дело

вмешался все тот же божий промысел. Толстой по счастливому стечению обстоятельств оказался в отъезде, и вызов вручен не был. А впоследствии друг Пушкина, знаменитый библиограф Сергей Соболевский, организовал примирение враждующих сторон, и состоялось оно за игровым столом.

Спасительная женитьба

Вскоре Федор Толстой женился. Избранницей его стала цыганкская плясунья Авдотья Тугаева, с которой он жил на протяжении нескольких лет. Важнейшую роль в женитьбе повесы сыграли карты. Как свидетельствуют современники, он крупно проигрался в Английском клубе и не смог расплатиться в установленный срок. За такую провинность имя должника полагалось занести на черную доску. Не желая доводить дело до подобного позора, Толстой твердо решил застрелиться.

Авдотья почувствовала, что с Федором творится что-то неладное, и начала расспрашивать, отчего тот столь возбужден. Толстой попытался от нее избавиться: мол, чем она может ему помочь, а раз не может, пусть проваливает. А ему после такого позора все равно не жить.

Однако Авдотья не послушалась и настояла на объяснениях. Узнав размер долга, она к следующему утру неожиданно вернулась с нужной суммой. Федор Иванович поинтересовался, откуда деньги в таком количестве?

И получил ответ: мол, от тебя же, мало ты дарил, и я все прятала, а теперь бери – они твои. Растроганный Толстой сделал цыганке предложение, вскоре они обвенчались и прожили вместе всю оставшуюся жизнь.

Авдотья Тугаева родила мужу 12 детей, но до зрелости дожила лишь одна дочь – Прасковья. Старшая дочь Толстого и Тугаевой Сарра, обладавшая поэтическим даром, умерла в 17 лет от чахотки. Остальные дети родились мертвыми или умерли в младенческом возрасте.

Толстой тяжело переживал смерть своих детей, особенно семнадцатилетней дочери Сарры. Некоторые друзья Толстого рассказывали впоследствии, что он к концу жизни стал человеком набожным и считал смерть одиннадцати своих детей Божьей карой за смерть одиннадцати человек, убитых им на дуэлях.В это время граф больше не дрался на дуэлях и в карты играл лишь изредка. Вместо этого он всечаще молился, пытаясь искупить грехи молодости.

Осенью 1846 года Ф.И.Толстой серьезно заболел и 5 ноября умер в своем доме в Москве на руках жены и дочери. Перед смертью он позвал священника и много часов исповедовался. Похоронили его на Ваганьковском кладбище, и могила сохранилась до наших дней. Авдотья пережила мужа на 15 лет. Смерть вдовы была ужасна: она была зарезана собственным поваром. Московский особняк Ф. И. Толстого не сохранился. С 50-х годов 20 века на его месте в переулке Сивцев Вражек находится знаменитая «кремлевская» поликлиника.